Черемисы или касимы?

В книге Витсена одно место вызвало у меня недоумение.

Витсен (Витзен), Николаас (Николай) (нидерл. Nicolaes Witsen) (1641-1717) — голландский политик, предприниматель, картограф, бургомистр Амстердама, автор книги «Северная и восточная Тартария» (1-е изд. - 1692, 2-е изд. - 1705, 3-е изд. - 1785).

Именно третье издание легло в основу великолепной подарочной книги:

Витсен, Н. Северная и Восточная Тартария, включающая области, расположенные в северной и восточной частях Европы и Азии. В 3 т. Т. 1 / пер. с гол. яз. В. Г. Трисман; ред. и науч. рук. Н. П. Копанева, Б. Наарден. – Амстердам : Pegasus, 2010.
Т. 1. – XXIII, [2] л., 621 c., ил., карты, портр.
Т. 2. – [6], с. 625–1225, ил., карты, портр. 
Т. 3: Научные материалы. – 579 c., ил., карты, портр.
[Приложение к т. 3:] Северная и Восточная Тартария [Электронный ресурс] : электронный сборник / Н. Витсен. – Электрон. дан. – Б. м. : Европейский дом ; Ханты-Мансийск, 2010. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM). – (80-летию Ханты-Мансийского автономного округа – Югры посвящается…).

Вот это электронное издание я и штудирую, сверяясь параллельно с "гугловским" сканом оригинала.

А там следующее:

"Одежда черемисов, согласно тому, что рассказал мне один персидский купец, который там путешествовал, часто сделана из белой грубой ткани, и [носят они ещё] русские суконные кафтаны. Одежда мужчин и женщин почти одинакового вида, так что по одежде их нельзя различить, только у женщин голова непокрыта и сзади коса, к которой привязан лошадиный или коровий хвост, который засовывают за пояс, которым и мужчины, и женщины подпоясаны. Девушки носят тонкую дощечку, шириной в шесть – восемь дюймов, из белого струганного дерева, которая возвышается надо лбом до трех пядей, с некоторым наклоном вперед. Сверху этой дощечки висят вырезанные из дерева и других вещей маленькие полулуны, которые болтаются, вызывая при движении звук, и это служит им украшением и удовольствием. Они живут в лесу, в отдельных домах. Когда рождается ребенок, они сажают дерево и следят за тем, чтобы на нем ежегодно прибавлялась одна ветка, так запоминая возраст ребенка, поскольку они не умеют ни читать, ни писать, а также и считать. Под деревом, особенно под тем, которое посадили для дочери, они обычно закапывают у корня большой горшок из глины. Его наполняют неким приготовленным напитком и хорошо закрывают, сверху засыпают землей и так оставляют закрытым до дня свадьбы ребенка, когда его открывают и, для увеселения взаимных семей и родственников, пьют. Этот напиток очень прохладный (с. 622)
и крепкий и вызывает опьянение. Ремесла им не известны, они занимаются стрельбой, рыбной ловлей, охотой и немного пашут землю.
Про Бога или Небо они ничего не знают, а также не знают и о том, что такое Вселенная или что в ней происходит; они простоваты и дурны; вся их религия состоит в том, что они просят совета и помощи у каких-то жрецов, которые говорят, будто умеют колдовать и советоваться с дьяволом; они бьют в какие-то барабанчики, бормочут несколько слов и затем объявляют, что то или иное животное должно быть зарезано – овца, козел, корова или лошадь – и что нужно натянуть шкуру на жерди и поклоняться ей. Просят, в зависимости от потребности, здоровья, увеличения количества скота, хорошей охоты, ловли рыбы, хорошего урожая, ибо все их ожидания заключаются в мирских удобствах и благополучии, и потому видно почти около каждого дома какую-нибудь натянутую кожу на конце жерди, которой этот жалкий народ поклоняется.
Эти люди достигают глубокой старости, и очевидцы рассказывали мне, что видели некоторых в возрасте 130 лет и разговаривали с ними.
У них не наблюдается никаких развлечений. Эти народы немногочисленны: очевидно, они раньше или переселились, или вымерли. В их местностях часто на расстоянии 10 миль не встречается ни одного дома. Дома все одного вида и плохие. Самое главное в домашней утвари – котел.
Они охотятся с собаками, но стреляют в дичь и в рыбу тупыми стрелами; кроме этого, у них есть плохо сделанные сети, которыми они их ловят. Они носят лук и стрелу, но у них совсем нет огнестрельного оружия; они перемещаются с места на место пешком.
На вид они совсем не красивы, а безобразны, но не такие плосколицые, как самоеды : по виду они нечто среднее между самоедами и другими людьми.
Для перевозки товара или грузов они употребляют оленей с санями зимой и телеги летом.
В этих краях встречаются самые тяжелые сосны, какие только можно найти где-либо».
Здесь заканчивается сообщение упомянутого персидского путешественника" (с. 623).

Что за лошадиные или коровьи хвосты, привязанные к косам? Полулуны какие-то... Дерево, которое сажают при рождении ребёнка.... Олени... барабанчики... Это точно о черемисах?

В оригинале таки да, это описание отнесено к черемисам. Но! абзацем ранее речь шла о касимах:

"Княжество Кассимов лежит здесь, по соседству, на Оке. Жители там склоняются к тартарским обычаям как в языке, так и в остальном. Женщины красят ногти на руках в черный цвет и ходят с непокрытой головой".



Так, может, это опечатка и вместо "черемисов" следует читать "касимов"?

Добавить в друзья


Recent Posts from This Journal

  • Шорыкйол - "Овечья нога" (Святки, Рождество).

    Шорыкйол - марийский народный календарный праздник, завершающий старый и начинающий новый год. По-видимому, в старину (точнее определить временнЫе…

  • (no subject)

    В предыдущих публикациях о молении, приуроченном к празднику Сӱрем, я дал беглое и поверхностное описание жертвоприношения: с одной стороны, без…

  • (no subject)

    Когда я слышу фразу: "Правда всегда одна" - я непременно добавляю: "Но у каждого своя". Добавить в друзья