Как мариец подружился с огнём

Всегда интересно докапываться до первоисточников. Была у меня в детстве невзрачная такая книга местного издательства - "Марийские народные сказки" (сост. Акцорин, В. А. Йошкар-Ола, 1984). Сиреневенькая картонная обложка, иллюстрации неплохие, но напрочь убитые убогой полиграфией. Судите сами:



В общем, в отличие, скажем, от подарочных "Сказок лесов", впечатления книжка не производила. Сказки там были даны в обработке. Был в советские времена такой фольклорно-литературный жанр. И вот среди прочих запомнилась мне сказка "Огонь и человек" (в обработке В. Муравьёва). Речь там шла о мужике, который корчевал лес под посевы, умаялся - и загоревал.

"Вдруг видит он: по лесу среди черных лип и белых берез, среди желтых сосен и зеленых веток идет кто-то. Вроде бы и человек, да чудной какой-то. Быстро идет, словно ветром его несет. Кафтан на нем алый, широкий, длинные-полы развеваются, белую подкладку кажут.
Приблизился он к мужику, остановился и говорит:
— Удачи тебе, мужик, в твоем деле. А что ты делаешь?
— Лес под поле свожу. Трудился, трудился не покладая рук — расчистил лишь малое место. С такого поля не прокормишься. Да еще надо бревна и пни убрать, тоже работа нелегкая.
— Хочешь, я тебе помогу?
— Помоги, приятель. Вдвоем больше сделаем.
— Я один управлюсь, а ты отойди в сторону. Мужик отошел в сторону, а тот распахнул свой алый кафтан, взмахнул широкими рукавами на белой подкладке, взмахнул алыми полами.
Стали рукава белым дымом, а полы алым пламенем.
И тотчас же наваленный на поле сушняк задымился, полетели искры, забушевало пламя, охватило и пни, и бревна.
Мужик испугался".

Всё кончилось хорошо: мужик и огонь (а это был огонь) подружились, и огонь переселился жить к мужику, стал ему блины печь и т.п. (Где в это время была баба, не говорится.)

Позднее пересказ этой сказки встречался мне в других книжках, и с каждым разом я всё больше хотел узнать, что же это за сказка такая. Очень уж она необычная. И точно! Никакая это оказалась не народная марийская сказка, а... народная марийская легенда, причём дошедшая до нас не в подлинном виде, а тоже в литературном пересказе.

Вот "оригинал" этой легенды, приведённый в статье К. С. Рябинского "Ардинский приход Козьмодемьянского уезда". Любопытно, что сам автор взял текст в кавычки, как бы цитируя... кого?

«Один человек, красивый лицом, сушил лес на поле для чищобы. Сушил-сушил, а не спорится: не высыхает сразу в одно лето. Видит: идёт к нему большой человек в белом одеянии. «Здравствуй, мужик, - говорит. - Что делаешь?» — «Для чищобы лес сушу, - говорит мужик. - Сушу-сушу, в одно лето не высыхает, работы много; как сделать, чтобы получше было, не знаешь ли?» — Белый человек сказал: «Знаю. Чего мне дашь, скоро могу высушить». — А что тебе надо?» — «Мне больше ничего не надо, только вот это. - И белый человек показал рукою на лес: - И ты хороший человек, и я — хороший: давай, дружбу заведём: помогу тебе». — «Не мешает; я один работаю, мне повеселее будете». — «Уйди отсюда, - говорить белый человек, - сажень на сто, после погляди. Я есть лес буду. Если захочешь меня остановить, вылей котёл молока, я тотчас остановлюсь». Тот ушёл. Белый человек вошёл в лес; как вошёл в лес, так вспыхнул огонь. Глядит мужик: только искры летят, треск слышен. Испугался черемисин, трясётся, думает: поел, будет! Молоко вылил: огонь потух, только остались пепел да угли. Сейчас же, как потухло, огонь сделался белым человеком и говорит мужику: «Видал, как я ел?» — «Видал, благодарю, что всё съел; теперь у меня работы меньше. А в земле корни-то съел все?» — «Нельзя мне там есть: не по моему вкусу там». —« А что тебе там мешает?» — «Там мешает мне земля да вода. Ну, теперь, друг, спасибо; поел я досыта, теперь ко мне приходи в гости, я тебя накормлю блинами, калачом; всё печеное, никогда ты этого не едал!» Простились, взяли друг друга за руку. Огонь ушёл, мужик остался вынимать корни из земли. Лес весь вычистил и сделал поле, посеял хлеб. У него хлеб родился хорошо. Хлеб он убрал, снопы смолотил и всё зерно собрал в клеть. — Ну, теперь, слава Богу, все с поля собрал благополучно, пойду к своему другу огню в гости. — Он и ушёл в гости. Тот навстречу ему вышел. «Здравствуй, друг!» - говорите огонь. — «Здравствуй, друг огонь!» — После вошли к огню в дом. Огонь стал спрашивать мужика: «После, как я съел, хорошо сработал, что ты из этого сделал?» — «Я остатки, чего ты не мог съесть, — корни — вынул, тебе приготовил, угостить тебя, высушить». — «А на том месте что сделал?» — «То место вспахал, посеял xлеб, хлеб у меня родился хорошо». — «Давай, теперь обедать станем: устал, чай, с дороги, проголодался». Посадил огонь мужика за стол, принёс ему горячих блинов и калачей прямо из печки, принёс ему пива, которое сам сварил. Стал огонь благодарить: «Я у тебя хорошо гостил и тебя хочу угостить: ешь, пей, сколько угодно!» Съел и огонь. Мужик поел, попил и спрашивает: «Блины и калачи из чего сделал?» — Огонь рассказал всё, из чего всё и как сделал. Про пиво мужик спросил: «Как сделал? Никогда не пивал я этого». — Огонь сказал, из чего и как пиво варил. Огонь говорит: «Давай вместе будем жить, друг на друга работать будем: ты — на меня, я — на тебя. Для верности поцелуемся». Поцеловались, отдохнуть легли. После встали. Мужик говорит: «Что, друг огонь, где жить будем: у тебя или у меня?» — Огонь говорит: «У тебя всё припасено, будем жить у тебя». Мужик спрашивает: «А ты где будешь у меня жить: в избе или на дворе?» — «Я у тебя буду жить больше в печке; когда куда поедешь, меня возьмёшь, и в твоём кармане буду я». Так и пошли к мужику жить, друг на друга работать: огонь стал блины, калачи печь, варить, а мужик — для него приготовлять дрова. Так они сделались вечными друзьями, и теперь живут дружно».

Добавить в друзья


Recent Posts from This Journal

  • Шорыкйол - "Овечья нога" (Святки, Рождество).

    Шорыкйол - марийский народный календарный праздник, завершающий старый и начинающий новый год. По-видимому, в старину (точнее определить временнЫе…

  • (no subject)

    В предыдущих публикациях о молении, приуроченном к празднику Сӱрем, я дал беглое и поверхностное описание жертвоприношения: с одной стороны, без…

  • (no subject)

    Когда я слышу фразу: "Правда всегда одна" - я непременно добавляю: "Но у каждого своя". Добавить в друзья

Такую не помню, надо поискать. Мне очень нравились "Сказки леса" с иллюстрациями З. Ф. Лаврентьева. А с научной точки зрения лучшие сборники марийских сказок - это, конечно, сборники К. А. Четкарёва, "Марийские сказки. Том 1. Ронгинский район" (1941) и "Марийские сказки" (1948).
Так это Акцоринская серия "Марийской фольклор", в бумвиниловых коричневых и красных обложках. Там не только сказки луговых и горных мари, но и песни восточных мари, отдельный том - мифы и легенды. Хорошая серия.
Жаль всего этого богатства... И самовары, и утюги...

Тоже стараюсь что-нибудь выпросить у деревенских родственников жены: всё равно никому ничего не надо, всё выбрасывают. Хочу небольшой домашний музей устроить.
Сдается мне, огонь был женщиной, иначе чего бы они целовались и спали вместе. Может быть, огонь в том языке женского рода?
Мне тоже почудилась гомосексуальная нотка в этом повествовании. Уже начало рассказа настораживает: "Один человек, красивый лицом..." Ну вот зачем нам знать, что земледелец был красив лицом? Дальше, огонь (мужская стихия) совеует мужику вылить котёл молока (водная стихия, и вообще, молоко - это явно женщина, самка, т.е. в образе мужика явно подчёркнуто женское начало).

С другой стороны, надо принять во внимание два момента. Во-первых, в прошлом поцелуи у мужчин были так же естественны, как сейчас у женщин (и не только в брежневские времена, и не только в России). А во-вторых, в марийском языке нет категории рода. Тул "огонь" может быть и "мужчиной", и "женщиной". И, как я уже отметил, женские черты больше проявлены как раз в мужике.
Всё страньше и страньше. То есть женщина пахала, а мужик блины пек?
А это другая сторона медали (другой кусок другой легенды?). Там всего намешано. Оригинальной народной версии не сохранилось. Вполне возможно, в какой-то момент мужик стал огнём, а огонь мужиком. Вот и трансгендерная нотка появилась. :)
Как говорят в этих наших интернетах, не все так однозначно :))