Когда зародилось марийское язычество

Читаю диссертацию Ямурзина "Картина мира марийского язычества: социальные аспекты" (дис. … кандидата философских наук: 09.00.11. ― Уфа, 2007. — 147 c.). Конечно, это скорее именно про социальные аспекты, что для меня не так интересно; интересно, однако, то, что, говоря о собственно марийском язычестве, автор излагает некие общепринятые, но, как выясняется, далеко не бесспорные, идеи. Другими словами, автор в данном случае интересен мне не как генератор новых идей (вроде Калиева), а как рупор идей общепринятых, закоснелых в своей общепринятости, и эта закоснелость вызывает желание поспорить.

Вот самая традиционная точка зрения на возникновение марийского язычества. Ямурзин пишет:

"Картина мира марийского язычества начала складываться еще в эпоху общности финно-угорских народов (примерно III - II тыс. до н. э.). К этому времени относятся древнейшие комплексы мифологических представлений мари, характерные для всех финно-угров. Так, известное сходство обнаруживают космогонические мифы, связанные с мотивом водоплавающей птицы, выступающей в роли демиурга" (с. 35).



(Птичка, если что, не древнемарийская.)



И тут я говорю себе: стоп. Давайте ещё раз - в сотый - размотаем этот клубочек.

Имеются фольклорные и литературные записи марийских космогонических мифов - их можно перечислить, - рассказывающих о селезне Керемете (младшем брате бога Юмо), который по велению Юмо ныряет и достаёт землю со дна первичных вод. Юмо творит из неё землю, а Керемет, утаив часть земли в клюве, подражая старшему брату, наплёвывает горы. При этом сам Юмо ни разу не селезень, а некий дух, библейский Бог.

На основании того, что миф о ныряющей за землёй водоплавающей птице - в той или иной вариации - имеется и у других финно-угорских народов, делается вывод, что он является для них общим, и, следовательно, эпоха общности финно-угорских народов и есть время, когда "начала складываться" "картина мира марийского язычества".

Логичненько? Погодите! "Общесть" этого мифа для финно-угров не вызывает сомнений. А вот вывод о том, что именно в эпоху финно-угорской общности и начало складываться марийское язычество, из этого абсолютно не следует!

Почему? Да потому, что миф о ныряющей за землёй водоплавающей птице общий не только для финно-угров: известен он и славянам, и даже народам Северной Америки!

Айхенвальд, Петрухин и Хелимский, попытавшиеся в классической статье "К реконструкции мифологических представлений финно-угорских народов" (1982) реконструировать "древнейшую прафинно-угорскую мифологию", пишут (большая цитата):

"Сходство финно-угорских дуалистических мифов с космогониями других народов, прежде всего со славянскими апокрифическими сказаниями, через богомильские и манихейские тексты восходящими к древне-иранской дуалистической космогонии, с тюркскими и монгольскими мифами породило полемику об их происхождении, в основном с точки зрения теории заимствования; естественным было стремление видеть источник заимствования в имеющей древнейшие традиции иранской мифологии (...). Однако еще А.Н. Веселовский указывал на необходимость автохтонной типологически сходной основы для заимствования фольклорных сюжетов, а А.М. Золотарев показал универсальную распространенность дуалистических космогоний в наличие мотива ныряния водоплавающей птицы за землей в мифах северной (с. 187) Евразии и Северной Америки, что, делает его не сводимым к богомильским и иранским источникам. Действительно, мотив ныряния за землей отсутствует в иранских и восходящих к ним богомильских мифах, зато роль водоплавающей птицы в идеологии финно-угров очевидна с древнейших времен, судя по данным археологии (начиная с неолитических петроглифов и кончая средневековыми привесками в виде водоплавающей птицы). (...) Оппозиция "верхнего" (небесного) бога и его противника (бога зла, подземного мира) , четко прослеживаемая во всех дочерних мифологиях, а также в самодийских мифах, имеет, бесспорно, общефинно-угорское происхождение, и даже еще более древние корни, восходящие к уральской общности" (с. 188).

Ещё конкретней о том, что мотив ныряющей за землёй водоплавающей птицы восходит к прауральской общности, показал Напольских (Древнейшие этапы происхождения народов уральской языковой семьи: данные мифологической реконструкции (прауральский космогонический миф) / Материалы к серии “Народы СССР”. Выпуск 5. Народы уральской языковой семьи. М., 1991) и подтвердил в совсем свежей статье "Миф о нырянии за землёй (А812) в Северной Евразии и Северной Америке: двадцать лет спустя" (сб. «Не любопытства ради, а познания для…». - М., 2011).

Большая цитата: "...данный мотив имеет весьма древнее (как минимум – верхнепалеолитическое) северноазиатское происхождение...", "согласно предложенной гипотезе, в Северной Евразии уже в глубокой древности получили распространение специализированные варианты мифа о нырянии за землёй с птицами в основной роли, в которых старая идея об успехе последнего и более слабого ныряльщика была со временем реализована в противостоянии птиц типа гагары, нырявшей первой и неуспешно, и утки (...), принесшей землю. Данный вариант мифа о нырянии получил краткое обозначение МНП2. Такое распределение ролей «утки» (...) и гагары объясняется той ролью, которую эти птицы играли в космологических представлениях, складывавшихся, как предполагается более 6 тысяч лет назад, у племён Средней и Западной Сибири, прежде всего – у предков уральских народов (...). Жившие в бассейнах крупных рек, текущих с юга на север, эти люди ассоциировали юг, верховья реки с верхним миром, миром небесных богов, а север, низовья реки – с нижним, миром злых духов и смерти. Особую роль в этой системе играли перелётные водоплавающие птицы (лебеди, гуси, утки), массовые миграции которых на юг воспринимались как путешествия в верхний мир, благодаря чему они могли выступать посредниками между людьми и небесными богами. Гагары же, жившие в низовьях рек и на морском побережье и мигрирующие на юг поодиночке, незаметно, воспринимались прежде всего как птицы нижнего мира, не наделённые божественной небесной силой. МНП2 и соответствующую ему картину мира было предложено рассматривать как прауральский, то есть реконструируемый для культуры носителей уральского праязыка, живших в 4-6 тыс. до н. э. в тайге Западной Сибири и Урала, космогонический комплекс, который затем распространился с ними (а также с тунгусо-маньчжурами и, вероятно, с рано заимствовавшими какие-то его компоненты тюрками) в Восточной Европе и Сибири".

Т.е. марийский миф о селезне Керемете, добывшем землю со дна, восходит не к эпохе финно-угорской общности (3-2 тыс. до н. э.), а к эпохе прауральской общности (4-6 тыс. до н. э.)! Это, ребята, большая разница.

Могут возразить: но тогда марийцев ещё и в помине не было, о какой марийской мифологии можно говорить? Извините, но марийцев как таковых не было и в эпоху финно-угорской общности, а мы всё же говорим о зарождении тогда "картины мира марийского язычества".

Почему же буквально все делают ошибку - и по букве, и по духу, - повторяя идею о зарождении марийского язычества (мифологии) в эпоху финно-угорской общности? Да потому что читают разные популярные книжки типа "Мифы финно-угров" В. Петрухина!

Вот он пишет: "Общие мифы о сотворении Мира, прежде всего Земли, и общие имена богов напоминают о некогда единой финно-угорской мифологии. Так, у прибалтийских и поволжских финнов и зауральских угров сохранились мифы о водоплавающей птице, которая достает Землю, ныряя на дно Мирового океана, часто - по повелению бога-творца".

Но Петрухин-то как раз знает о чём (и для кого: для широкого круга читателей, а не для кандидатов наук!) говорит - и ограничивается лишь констатацией факта о существовании "некогда единой финно-угорской мифологии".

Если же делать ни на чём не основанный вывод о том, что тогда-то и зародилась марийская языческая мифология, неизбежно попадёшь впросак.

Добавить в друзья



Recent Posts from This Journal

  • Шорыкйол - "Овечья нога" (Святки, Рождество).

    Шорыкйол - марийский народный календарный праздник, завершающий старый и начинающий новый год. По-видимому, в старину (точнее определить временнЫе…

  • (no subject)

    В предыдущих публикациях о молении, приуроченном к празднику Сӱрем, я дал беглое и поверхностное описание жертвоприношения: с одной стороны, без…

  • (no subject)

    Когда я слышу фразу: "Правда всегда одна" - я непременно добавляю: "Но у каждого своя". Добавить в друзья

Насколько мне известно, "картографами" мифологических картин мира были шаманы. Они путешествовали в трансе в "нижний" мир и "верхний" мир, и, по их рассказам и откровениям, собственно, и составлялась оригинальная картина мира того или иного племени. Так что, по-моему, вполне естественно делать "привязку" происхождения картины мира марийского язычества к возникновению шаманизма у марийцев. Когда появились шаманы, тогда появилась и картина мира, - ни раньше, и не позже.
Во-первых, марийское язычество не являяется шаманизмом. Учёные 19 в., вроде Н.И. Золотницкого, написавшего книжку «Невидимый мир по шаманским воззрениям черемис» (1877), в этом ошибались. Шаманизм предполагает личное общение шамана с духом, индивидуальное в каждом случае; у марийцев этого нет. У марийцев были сновидцы, но это другое.

Во-вторых, соответственно, когда мы говорим о языческой картине мира марийцев, имеется в виду картина мира народа, а не отдельных личностей. И основа этой народной картины мира заложена в праурльскую и, позднее, финно-угорскую эпохи. Это доказывается лингвистически, археологически и проч. Как-то так.
"...марийское язычество не является шаманизмом..."
-------------------------------------------------------------------------------
Конечно, и православие не является исцелением больных и воскрешением мёртвых. Хотя Иисус Христос совершал и то, и другое.

Язычество - многогранное и многоуровневое: Элевсинские мистерии - язычество, и поплевать трижды через левое плечо - тоже язычество. Тут главное определить, что - "центр", ядро, а что - "периферия". Культуролог Мирча Элиаде, например, считал, что в центре язычества стоит некий мистический опыт, сродни шаманскому, вокруг него формируется культ, а затем уже возникает мифология как попытка рационального осмысления культа.

Если у марийцев были представления о Мировом Древе, значит у них и был шаманизм. А у марийцев мотив Мирового Дерева присутствует в традиционной вышивке.
Ну, предположим, православию известно много случаев чудесного исцеления больных. Да сплошь и рядом. Как и в любой другой христианской конфессии.

По второму абзацу. Мистический опыт свойствен всем религиям, в том числе атеизму (который тоже религия). Наличие мистического опыта как такового не говорит о его принадлежности язычеству, шаманизму или христианству. Я, в отличие (видимо) от Элиаде, не знаю, как возникают мифологии. Это знают, наверно, только культурологи или философы.

А почему представления о Мировом древе говорят о шаманизме? У славян тоже Мировое древо - они шаманы?
В общем, сперли селезня и выдают за своего. Как всегда.
Кто у кого спёр? :) Водоплавающая птица (не обязательно селезень), добывшая землю, - общее наследие потомков прауральев. Так получается. А вот что марийцы "спёрли" из христианнских апокрифов - это мотив утаивания Кереметом земли в клюве и нагромождения гор на первоначально гладкой поверхности.