Научный троллинг пятого уровня

Честно говоря, в первый раз встречаю тонкий троллинг в научном тексте. На минуточку, троллинг в научном тексте. Троллинг настолько тонкий, что не все его замечают.

Вот, скажем, вполне, казалось бы, искушённый товарищ, региовед Борис Кнорре, опубликовавший в сетевом журнале Кестонского института Russian Review (вып. 31, окт. 2008) статью «Марийское язычество под натиском Нью-Эйджа».

В параграфе, посвящённом культу Николая Угодника, он сближает Николу-Юмо (юмо - по-марийски бог) с зловредным водным духом, находя у них много общего: связь с источниками, функцию "насылателя" болезней и одновременно целителя.

При этом даются ссылки на разные материалы, в частности на статью "вятского исследователя" Владимира Коршункова, опубликованную в сб. "Духовная культура финно-угорских народов" (Сыктывкар, 2007): "...функция целителя, закрепленная за Николаем в Православной Церкви нашла соответствие «обычному образу мифологического водного «хозяина», каковые у финно-угорских народов насылали болезни, но также и приносили исцеление, если люди умели задобрить их и упросить об избавлении от страданий», - как отмечает Вятский исследователь Владимир Коршунков. По его словам, «Николай (точнее, Никола-Юмо)» «превратился у марийцев в языческого божка… иной раз довольно-таки опасного и вредоносного», будучи ассоциирован с водными источниками, переняв «черты опасных потусторонних водных «хозяев» их языческой религии». У исследователей даже возникает вопрос, а не происходит ли в сознании марийцев соотнесения Николая с Кереметом-Кугураком – опасным божеством, ассоциировавшегося с «нижним миром» и противопоставлявшимся верхнему, небесному богу Юмо".

Действительно, формально об этом Коршунков и пишет. Но давайте посмотрим, о чём и как сказано на самом деле. Статья (рецензия?) называется "Коля: марийская языческая феноменология, мифология, зоология" и посвящена разбору монографии нашего марийского учёного Ю. А. Калиева «Мифологическое сознание мари: Феноменология традиционного мировосприятия» (2003).

Монография безумно интересная, в своё время я читал её, как "Язычество древних славян" Б. А. Рыбакова. Но в том-то и дело, что это феноменология в чистом виде. Скажем, берёт автор детскую приговорку: "Коля, коля, вӱдым пу!" (калька с рус. "Мышка, мышка, дай воды!"; так говорят дети, вытряхивая воду из уха после купания) - и делает неожиданный феноменологический вывод, что именно так и звали исконного главного злого духа, антагониста Юмо (позднее заменённого на Керемета): «Не исключается наличие и демона Коля, судя по содержанию паремии «Коля кола» (букв.: «Пусть умрет дух Коля»), а также обращение к нему с просьбой после купания достать из заложенного уха воды: «Коля, Коля, вÿдым пу (Коля, Коля, дай воды)».

Коршунков по этому поводу замечает: "Если это и всё, что известно знатоку марийской фольклорно-мифологической традиции об этом демоне, то, разумеется, этого слишком мало, чтобы делать сколько-нибудь аргументированные заключения о его особенностях, свойствах и функциях".

Однако решает "подыграть" Калиеву - в режиме тонкого троллинга, - продолжить игру, довести её до абсурда: "Однако, несмотря ни на что, столь ценные наблюдения должны быть подхвачены и продолжены! Тогда уж можно было бы высказать предположение о связи этого демона с укоренившимся в марийском народе представлением о Николае Чудотворце".

И - начинает на полном серьёзе лепить из святого Николая... зловредного водного демона и главного врага Бога (Юмо) по имени Коля!

В ход идут и реконструкция прафинно-угорского онима злого духа *kolja (Айхенвальд А.Ю., Петрухин В.Я., Хелимский Е.А. К реконструкции мифологических представлений финно-угорских народов), и проч. хитровыдуманные штуки. И вот, когда бедный читатель, замороченный множеством остроумнейших научных выкладок, совсем уже было уверился в истинности этого предположения - и даже в том, что марийцы могли обращаться к св. Николаю фамильярно (и, главное, по-русски!): Коля, - автор одним махом рассеивает сладкий морок: "Однако шутки в сторону".

Так это были шутки? Что же автор думает на самом деле? А вот что: "Другая догадка выглядит, может быть, и не столь феноменологично, как та, что была высказана выше. Она пресна и бескрыла – никакого тебе полета фантазии, никакой этногенетики и астральности. Просто-напросто в марийском языке слово «коля» (с ударением на последний слог) означает «мышь»".

Отож! :)

"Но что же тогда делать с истинным украшением марийского языческого пантеона – противником верховного бога Юмо, демоном с красивым именем Коля?! - горестно вопрошает, завершая статью, гениальный тролль Коршунков. - Только-только народившемся – и тут же, значит, слинявшем, обернувшись обычной мышкой?.."

Вот уж поистине, гора родила мышь. А Кнорре и не заметил, что это был троллинг пятого уровня, - и всерьёз сослался на шуточные выводы Коршункова о зловредном Николе-Юмо! Прав был Козьма Прутков: нельзя объять необъятное, даже Апеллес может ошибиться, рисуя сапог.

Добавить в друзья


Recent Posts from This Journal

  • Шорыкйол - "Овечья нога" (Святки, Рождество).

    Шорыкйол - марийский народный календарный праздник, завершающий старый и начинающий новый год. По-видимому, в старину (точнее определить временнЫе…

  • (no subject)

    В предыдущих публикациях о молении, приуроченном к празднику Сӱрем, я дал беглое и поверхностное описание жертвоприношения: с одной стороны, без…

  • (no subject)

    Когда я слышу фразу: "Правда всегда одна" - я непременно добавляю: "Но у каждого своя". Добавить в друзья