Семён ЭрВел. Восточные марийцы. Философия, история, люди

К книгам Семёна ЭрВела отношение двоякое. Я не говорю "за" экономику и философию, меня больше интересует этнолингвистика. Сам автор называет себя в этой области дилетантом, и кто я такой, чтобы спорить?

А вот его живые воспоминания из детства - это уже в мою копилку.



"Помню, году в 1955 мы с братом получили подтверждение одной из таких легенд.

В тот вечер возвращались мы поздно, днем катать колеса на цепи было некогда, вот и заигрались. Отец с матерью ложились спать, по нашим меркам, рановато, часов в одиннадцать. Спали они летом обычно в сенях. Так вот, чтобы не разбудить их, мы заходили с тыльной стороны дома, вынимали маленькое стекло из оконной рамы, куда едва голова влезала, и через это отверстие ужом вползали домой.

Брат мой только-только поднялся к раме, вынул стекло и повернулся, чтобы подать его мне, как вскрикнул и, спрыгнув, показал пальцем в сторону недалекого оврага. Там, высотой в три четверти телеграфного столба (это 2,5-3 метра), стояло какое- то чудовище, похожее на человека. Почти без шеи, толстая, как копна сена, фигура эта медленно покачивалась из стороны в сторону - как будто шла к нам. Мы и не заметили, как с криками, перепрыгнув забор, оказались у родителей. Отец выбежал с ружьем, но никого не увидел.

Подобную же историю двадцатипятилетней давности я слышал позднее от стариков. Тогда деревне был выделен сенокосный участок в пойме реки Белой. Сено вывозили поздней осенью, на санях. И вот однажды к такому «каравану» вышло из леса гигантское существо, похожее на копну. Мужики нахлестывали лошадей так, что у них из-под хвоста сыпались «яблоки». Они хватали их на лету и швыряли в сторону преследователя. Существует поверье, что конский навоз отпугивает чистоплотных «диких людей». И он действительно отстал.

Ходила в деревне и другая легенда, возникшая еще раньше, лет семьдесят назад. И говорилось в ней, что будто бы одна женщина ходила в лес по орехи и поймал ее там медведь. Принес в свою берлогу и стал жить с ней как со своей женой, самкой. Когда уходил на охоту или кормежку, заваливал выход тяжелыми бревнами. Кормил он свою жертву орехами, рябиной, свеклой. Однажды он плохо прикрыл вход в берлогу, и женщина сумела убежать. Вернулась она в деревню вся седая. Так вот старики говорили, что был это вовсе не медведь, а так называемый снежный человек (поари или пари)".

И это не просто детские страхи, каких у каждого много. Пари - персонажи восточномарийской мифологии, заимствованные из мифологий тюркоязычных народов Поволжья. В них до сих пор верят.

Добавить в друзья


Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    РАДИНЧÁ Радуница – день первого после Пасхи всеобщего поминовения мёртвых у марийцев, придерживающихся православия; как и в русской народно-церковной…

  • 6 мая (23 апреля ст. ст.). Йогория кече - Егорьев день

    Йогория кече (Егорьев день, 23 апреля) среди сылвенских марийцев известен как день посадки капустной рассады. При перепечатке указывайте ссылку на…

  • Обряд изгнания шайтана у сылвенских марийцев

    В этот день, накануне Йогория кече (Егорьев день), "совершали обряд изгнания из деревни злого духа сурем ужо, или шайтана. Обряд проходил в таком…