Марийская мифология: Хаксхаузен и теория заговора по-черемисски...

Все пишут об Олимпиаде (которую посматриваю), Майдане (который не поддерживаю) и жирафе (которого жалко), а я буду писать о своём - о марийской мифологии.

Был такой немец барон Август фон Хакстхаузен (1792-1866), исследовавший по мере сил крестьянские общины. И вот изучал он как-то сельские учреждения прусских провинций и наткнулся на нечто удивительное. А именно, заметил он, "что (цитирую Брокгауза) во всех местностях Германии, где жили в древности славяне, коренятся "какие-то загадочные отношения, не вытекающие из основ чисто германской народной жизни". Чтобы понять эти отношения, восхотел он поехать в Россию. Узнавши о том, император наш Николай (а дело было в 1843) посчитал это полезным, выделил учёному денег и распорядился всячески содействовать ему. Но речь дальше пойдёт не о загадочной русской душе, как можно подумать, а о... загадочной марийской душе (что ближе к предмету наших изысканий).



Дело в том, что изучал Хакстхаузен в России не только русские общины, но и общины так называемых инородцев, в том числе черемисов. А у них общины были просто идеальные. Не поверите, но марийцы до сих пор убирают урожай с ЛИЧНЫХ полей-огородов ВСЕЙ ДЕРЕВНЕЙ. Пришла пора убирать урожай, хозяин стучит к соседям, пошли, мол, и те, ни слова не говоря, берут инструмент и идут помогать. Потому что завтра точно так же помогут тебе. По крайней мере, в недавнем прошлом было ещё так. (Есть, правда, и издержки: если не позовёшь, тоже могут прийти «помочь» с урожаем, но это уже новые реалии спивающихся деревень...)

Но опять же не об этом речь, а речь о том, что во время поездки в город Козьмодемьянск (совр. "столица" Горномарийского района, прообраз знаменитых Васюков из "12 стульев") познакомился Хаксхаузен с неким господином по фамилии Фененко, уездным начальником государственных имуществ, который был тот ещё информатор. Наговорил он ему вещей поистине удивительных... Хотя, кто знает, может, зерно правды в его словах и кроется. А может, напутал всё немец, а напутал он по незнанию языка ой как много...

Пример. Видит он за деревней яму с шестами. Спрашивает: для чего это? - Сено сушить. - А называется как? Ему сказали. Он записал. Сохранил, так сказать, для истории настоящее черемисское слово: тамьяма.

Там. Яма.

Яма там, чё непонятно?..

Вот и доверяй после этого немцам. Короче, Фененко. Не знаю, что это за Фененко, может, тот, что через 20 лет стал членом Правительствующего Сената (о чём упомянуто в диссере Нарбаева)? Не суть. Создалось у меня ощущение, что одержим этот Фененко идеей черемисского заговора молчания. Чего не коснись — всё у него покрыто мраком тайны... Три кратеньких сообщения.

1) «...по суеверному обычаю, черемисы скрывают ((...)) названия» деревень. О как! Это, наверно, чтобы никто мор не навёл, узнавши истинное название (имя).

2) «У них и теперь есть общий глава ((каштан)), существование которого, однако, держится в глубочайшей тайне». Прям подполье какое-то!

3) «У черемисов есть своя азбука, державшаяся прежде в секрете, и что есть несколько книг, напечатанных ими в Казани...» Не, то, что у них были зачатки азбуки, согласен (тамга, знаки собственности на бортях, иероглифические вышивки), это всё хорошо. И Книга Священная своя (по преданиям) была, только её корова съела... Но вот так, чуть ли не секретная книга, напечатанная в Казани... Это триллер!

В общем, барон доставил. Кстати, забыл название книжки сказать, ну, той, что Хаксхауезен написал, вернувшись из загадочной России с её общинным крестьянским землевладением. Называется сей труд «Studien über die inneren Zustände, das Volksleben und insbesondere die ländlichen Einrichtungen Russlands» (т. I и II, Ганновер и Берлин, 1847), что в русском переводе Л.И. Рагозина звучит: «Исследование внутренних отношений народной жизни и в особенности сельских учреждений России» (М., 1869).

А секретного и таинственного в тех краях ничего нету, у меня жена как раз оттуда, хотя, вообще-то... не знай, не знай...
Кто интересно сейчас у них каштаном?
Вообще-то, это чувашское слово (и понятие), которое использовали русские (а следом и др. русскоговорящие) авторы для обозначения и старейшин, и языческих "жрецов" (картов), и "колдунов". Так что, скорей, надо говорить о карте. Вот как Танаков. Или как был Якимов, Алексей Изергиевич, земля ему пухом. Ещё есть такой термин - онаенг. Но ведь у горных мари ничего такого нет. Вот землячества у них по всему миру - это да.
Тан (thane [θeɪn]) — дворянский титул в Средние века в Шотландии. Может быть - каш тан? А карта не Танаков фамилия, а вроде бы Таныгин.
Таныгин, да, конечно, Александр Иванович. Танаков - это слегка невтустепь, но тоже личность известная. :)

А за "каштаном" (правильней "коштан") так далеко ходить не надо. Фасмер и Исанбаев давно всё объяснили:

Из чув. koštan, kuštan "горлопан, вожак, властный мужик" (Рясянен, FUF 29, 197) или тат. kоštаn – то же (Мi. ТЕl. 1, 329; Младенов 254). Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс М. Р. Фасмер 1964—1973.

«льстец» В блт., «своенравный, себялюбивый, злой» Л, костан «строгий, крутой (о человеке)» Г < тат. куштан 1) «льстец, подхалим»; 2) «подкулачник», башк. куштан «льстивый; кокетливый, преданный (мужу, жене)», чув. куштан «кулак, мироед; человек крутого, властного нрава» (Исанбаев в книжке про тюркские заимствования).

Как человек с филологическим образованием, я не сторонник народной этимологии в духе Задорнова. :)
Ну, конечно, загадочный народ... И даже русские попадают под их влияние. Вот знаю одного замечательного поэта. Ему предложили для "ДН" прислать переводы марийского эпоса. А он и... по сей день там:-).
А он и по сей день в... тамьяме... Виноват. Если честно, я немного подзабыл, там речь шла о лирике или эпосе? (Вопрос риторический.)