Live long "Классициум" must die forever!

Заказал в интернет-магазине сборник «Классициум», долгое время интриговавший пользователей блогосферы «ромашкой»: кто сыграл Высоц... тьфу, кто написал Набокова и проч. Я за гаданием особо не следил, а потому могу высказываться невзирая на лица (потом, дописав этот пост, всё же полюбопытствую, кого же это я раздраконил. Надеюсь, не Трускиновскую, а то, знаете, неровён час...).

Как известный всему миру эксперт по Эдгару Аллановичу, я, естественно, первым делом прочёл рассказ, написанный от имени По. Прочёл не без интереса, хотя и не без скептической усмешки, не дававшей расслабиться моим губам до самого конца. Дальше я буду типа ругаться с умным видом знатока.

Рассказ занимательный, но, конечно, никакой это не Эдгар По, ни по теме, ни по стилю, ни по духу. То есть настолько не Эдгар По, что здесь не только о стилизации не может быть речи (ею и не пахнет), но и вообще не проглядывается никакой связи между рассказом и его мнимым автором. Подставь вместо Эдгара По любого другого писателя — ровным счётом ничего не изменится.

Начнём с названия. «Идеальный текст и таинственная история» - это в лучшем случае Борхес, в худшем — Гарри Поттер. Ну не называл По свои рассказы так. И поисками идеального текста не занимался. Вот Борхес — да, это в его духе.

Идём дальше. Краткая справка об авторе. Она меня убила. Во-первых, стилистической неряшливостью («...к этому моменту...», «...с этого момента...», «...с этого момента...» - в двух соседних абзацах (стр. 111)! «...его мысли всё чаще занимали болезненные и причудливые фантазии...» (ibid). Что чего занимало? И т.д., и т.п.). Во-вторых, полным неправдоподобием. Как известно, дьявол скрывается в деталях. Читаем: «Он (По) устроился в лавку бакалейщика обычным продавцом и с жаром принялся за дело...» (ibid). Не верю! Вот уж что не в характере «безумного Эдгара» - это стоять за прилавком, да ещё «с жаром»! Я скорее поверю, что Геббельс устроился воспитателем в детский садик. Да, было дело, По хотел устроиться в городское таможенное управление, но не в бакалею же «обычным продавцом», в сорок-то лет, да с бешеной известностью если не поэта, то уж критика — точно?!

Дальше — больше. «С этого момента его финансовые дела пошли в гору» (ibid). Покажите мне эту бакалею, я там тоже хочу с жаром приняться за дело, а то на «Бентли» не хватает.

Перелистнём страницу. О том, что По доживает вторую сотню лет, упоминается настолько походя, что оторопь берёт. Вот он в 1870 году покупает остров и строит замок, а вот, уже в 1986 году, он покидает остров и... отправляется на Марс. Такое даже затворнику Сэллинджеру не снилось.

(Кстати, тут запахло серой и железной волей составителя. (Интересно, чем пахнет воля составителя, учитывая, что она железная? Наверно, окалиной.) Я сразу смекнул, что неспроста По отправился именно на Марс. Чтобы проверить подозрения, заглянул в предисловие, и точно! Вот кто отправил его на планету бога войны!)

Покончив со вступлением, переходим к тексту. И во первЫх же строкАх письма натыкаемся на «...и теперь тягловой силой у меня работает (работает силой!) всамделишная (!)... сиделка...» Я умылся слезами. И это написал По, автор "идеального текста"?!

Продолжение следует

PS. Посмотрел, кто автор разбираемого текста. Вот, блин, а я готов был сто баксов поставить, что это написала девушка. Например, Рыся.

А кому ж, как не филологам? Затея-то именно для филологов. На кого ещё рассчитаны такие мудрёные названия и такие литературные игры? Именно для нас-с, филологов-с. :) А вообще, подозреваю, такие вещи интересней писать, чем даже читать. Обожаю стилизации. Вот у Первушина (Набоков) - стилизация, а тут - ни разу не стилизация. Просто рассказ (интересный, да), который есть за что критиковать.